«Левиафан» Звягинцева

В российский прокат нашумевшая во всем мире лента Андрея Звягинцева «Левиафан» выйдет не раньше середины февраля. А мы уже посмотрели, потому что искали такую возможность сразу после выхода фильма на Каннском фестивале. Картина не только не разочаровала, но еще и сразу же встала в наш личный топ, заняв достойное место в компании «Заводного апельсина» Кубрика, «Мертвеца» Джармуша и других знаковых лент эпохи.

Сюжет

Николай (Алексей Серебряков) живет в уединенном месте где-то на Баренцевом море, в нескольких километрах от маленького городка, раздираемого пьянством и местным депутатом-хапугой (Роман Мадянов). Его дом – родовое имение, в котором жила еще семья его деда и отца, а теперь там обитают он, его сын и жена. Еще на территории участка расположился маленький бизнес Николая – авторемонтная мастерская. Депутат пытается забрать его землю ради строительства церкви, Николаю не может помочь даже друг-сослуживец Дмитрий (Владимир Вдовиченков), крупный московский адвокат. Финал крайне трагичен и как нельзя лучше демонстрирует всю беспомощность человека в лопастях механизма-системы.

Атмосфера в фильме выдержана в серых тонах глубокой фатальной России, ее холодного и безлюдного севера. Герой Серебрякова, простой маленький человек, живущий традиционной жизнью, на протяжении всей ленты скитается по этому миру в пределах нескольких километров в поисках решения своих житейских проблем, но находит лишь новые и новые. Судьба безжалостна к нему, и после каждого его хода она преподносит все новые и новые препятствия, наносит все новые и новые удары. Николай, носящийся весь фильм по инстанциям с перерывами на беспросветную грусть и водку, ужасно напоминает героев Кафки, так же ищущих ответы там, где их нет, лишь впутывая себя в паутину государственного аппарата. Но если машина Кафки педантична и отточена донельзя, то машина Звягинцева – пьяная, старая и кряхтящая развалюха, несущая пассажиров к краю обрыва.

По законам постмодернизма

Фильм целиком пропитан библейскими аллюзиями, что, несомненно, делает честь режиссеру – как известно, огромный пласт великих современных, по меркам литературы, произведений затрагивают темы, пересекающиеся с Евангелием. Сам сюжет является достаточно точной интерпретацией жизни библейского героя Иова, и осведомленный зритель постоянно обращает на это внимание при просмотре, а режиссер цепляет это внимание с помощью библейских фраз, вроде «Они забрали мой дом и мою жену». Приходит ли герой Серебрякова к Богу в финале картины? Вопрос остается открытым. Но на Раскольникова Николай мало похож, и возлюбить Господа, поселившего его в этот мир, у него нет причин. Но что-то неуловимое витает вокруг отношений Николая и Создателя, а надежда на их воссоединение есть. Но Бог Звягинцева не имеет никакого отношения к церкви.

Любовь

Любовная линия в картине продемонстрирована на достаточном уровне – не больше и не меньше того, что необходимо для понимания и осознания того упадка, в котором находится в России традиционная семья. Традиционная семья, о которой так любят говорить с больших экранов, в глубинке действительно является основой здорового общества. Именно она терпит крах одна из первых. Государственный аппарат не просто давит на нее, он разрушает ее целенаправленно с помощью своих марионеточных институтов, чтобы сломить и уничтожить человека, раздавить его и подчинить себе.

Провинция

То, как показал местечковую российскую власть Звягинцев – действительно страшное зрелище. Пугающе реалистичные герои отечественной действительности не оставляют думающему зрителю выбора: либо верить в то, что происходит на экране, либо проверить самостоятельно (но таких меньшинство). По сюжету непозволительно разросшийся государственный аппарат кормится исключительно за счет многострадального Николая и ему подобных – тех, кто просто ремонтирует машины. Чинят и смазывают детали этого большого двигателя, который их же и губит. И уйти на другую работу возможности нет, а уехать куда угодно, даже в Америку – что на луну полететь.

За кадром

Реакция Министерства культуры, и в частности его главы Владимира Мединского, очевидна и понятна. Не такую Россию они хотели бы видеть на мировых экранах! «Я не разделяю твое мнение, но я сделаю все, чтобы его услышали», – вот один из основополагающих демократических принципов свободы слова, и он грубо нарушается теми перипетиями, которые строит Минкульт в отношении российского проката фильма.

Однако фильм найдет своего зрителя. Уже в феврале «Левиафан» появится на больших экранах. Кроме того, он уже доступен широкой аудитории в сети Интернет. Андрей Звягинцев не закрыл картину от тех, кто привык «скачивать» и смотреть онлайн, решив донести свое виденье новой России до широкой аудитории, режиссер сам выложил фильм в Сеть. Глобализация делает свое дело. Сегодня мы видим актуализацию российских проблем в честном и откровенном кинематографе: «Класс коррекции», «Дурак», «Левиафан» – все эти новые фильмы говорят честно и открыто. И это уже не остановить.

Текст: Валентин Зубков
Еще больше актуальных обзоров на modnyspb.ru


Материал из номера: Февраль 2015

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.