Голос блокадного Ленинграда

Поэтессу и писательницу Ольгу Берггольц называют символом и голосом блокадного Ленинграда. Еще один из эпитетов, который часто используют с ее именем, – «бездетная Мадонна». Кажется, эти слова говорят о том, что Ольга прожила сложную и горькую жизнь, однако часто ее стихи все же озарены силой, оптимизмом и яркими лучами редкого в Северной столице солнца.

О, не твои ли трубы рыдали Четыре ночи, четыре дня С пятого марта в Колонном зале Над прахом, при жизни кромсавшем меня?..

ПАМЯТЬ

Именем Ольги Берггольц названы улица в Невском рай - оне и сквер во дворе дома 20 по набережной Черной речки в Приморском районе Петербурга. Также именем Ольги Берггольц названа улица в центре Углича. Мемориальные доски поэтессе установлены на здании бывшей школы в Богоявленском монастыре Углича и в Петербурге на улице Рубинштейна, 7, где она жила. Бронзовый барельеф памяти Ольги Берггольц установлен при входе в Дом радио. Памятник есть во дворе Ленинградского областного колледжа культуры и искусства на Гороховой улице, 57А. В 1994 году Ольге Берггольц присвоено звание «Почетный гражданин Санкт-Петербурга». В 2013 году в петербургской школе № 340 был открыт музей Ольги Берггольц. Экспозиция состоит из четырех разделов: «Комната Ольги Берггольц», «Блокадная комната», «Место памяти» и «История микрорайона и школы». К 100-летию со дня рождения поэтессы, в 2010 году, петербургский театр «Балтийский дом» поставил спектакль «Ольга. Запретный дневник».

Эти строчки Ольга Берггольц, уже будучи известной поэтессой, напишет на смерть Сталина. И в этих строчках запечатлены вся боль и горечь, которые ей пришлось пережить при жизни вождя. Ее действительно кромсали при жизни: обвинение в террористическом заговоре в 1938 году, Арсенальная тюрьма, психиатрическая больница, две умершие дочери, расстрелянный первый муж, мертворожденный из-за побоев на допросах ребенок и… полная реабилитация в 1939 году. Как будто и не было ничего. «Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в нее, гадили, потом сунули обратно и говорят: живи!» – звучит голос поэта в ответ на исковерканную жизнь. Но как же эту любвеобильную и впечатлительную девушку угораздило стать поэтессой?

Дочка заводского врача, родившаяся в 1910 году, с детства стремилась стать литератором. В 15 лет девочка Оля радуется первой публикации: ее стихотворение «Пионерам » появляется в газете «Ленинские искры». Тогда же журнал «Красный галстук» печатает ее первый рассказ «Заколдованная тропинка». Набравшись смелости, юная Берггольц приходит в литературное объединение рабочей молодежи «Смена». Здесь она встретит своего первого мужа – поэта Бориса Корнилова. Вместе они поступают на Высшие курсы при Институте истории искусств, где учатся у Тынянова, Эйхенбаума, Шкловского, слушают лекции Багрицкого, Маяковского, Уткина.

По окончании курсов Ольга поступает на филфак Ленинградского университета. Преддипломную практику проходит летом 1930 года во владикавказской газете «Власть труда», где пишет об ударниках производства и освещает строительство народнохозяйственных объектов. Тогда же Берггольц начинает сотрудничать с легендарным журналом «Чиж».

В 1933–1935 годах выходят ее книга очерков «Годы штурма», сборник рассказов «Ночь в Новом мире», сборник «Стихотворения». Кажется, жизнь устроилась и впереди у молодой, но уже известной поэтессы светлое будущее. Пережив ужасы 1938–1939 годов, Ольга Берггольц все же вступает в партию и продолжает трудиться в газетах, пишет стихи и рассказы.

Обрушившаяся Великая Отечественная война приносит новые трагедии. Ольга остается в осажденном Ленинграде, где от голода умирает ее второй муж, литературовед Молчанов, и откуда в марте 1942 года за отказ стать осведомителем НКВД высылает в Красноярский край ее отца.

Стойкая и невероятно сильная Берггольц продолжает работать. Практически ежедневно она выступает на радио, обращаясь к мужеству ленинградцев и становясь тем самым голосом осажденного города. В это время она создает свои лучшие произведения – «Февральский дневник» и «Ленинградскую поэму».

После войны на гранитной стеле, установленной на Пискаревском мемори- альном кладбище, где покоятся 470 000 ленинградцев, умершие во время блокады и в боях при защите города, были высечены ее знаменитые слова:

Здесь лежат ленинградцы. Здесь горожане – мужчины, женщины, дети. Рядом с ними солдаты-красноармейцы. Всею жизнью своею Они защищали тебя, Ленинград, Колыбель революции. Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем, Так их много под вечной охраной гранита. Но знай, внимающий этим камням: Никто не забыт и ничто не забыто».

После войны Берггольц выпускает книгу «Говорит Ленинград», в которой рассказывает о работе на радио во время войны. В 1946 году, как пишут литературоведы, поэтессу трусливо забыли, как будто и не было «Ленинградской поэмы», и Сталинскую премию отдали Вере Инбер. Ольгу Берггольц словно пытаются задвинуть на второй план, некоторые стихи распространяются через самиздат. Однако Ольга продолжает творить и начинает писать для театра. В эти годы ставят ее пьесу «Они жили в Ленинграде», выходит трагедия «Верность». Новым творческим этапом становится книга биографической прозы «Дневные звезды». Уже в 1960-е официально выходят ее поэтические сборники «Узел» и «Испытание», а в 1970-е – «Верность» и «Память». Умерла Ольга Берггольц в Ленинграде 13 ноября 1975 года. Многочисленные дневники, которые поэтесса вела много лет, при ее жизни не были опубликованы. После смерти автора архив конфискован властями и помещен в спецхран. Фрагменты дневников появятся в 1980 году в израильском журнале «Время и мы», а в 1990-е Берггольц все же начнут потихоньку печатать. Похоронена она была на Литераторских мостках Волковского кладбища, как и хотела, «рядом со своими». Памятник же на могиле поэтессы появился лишь спустя 30 лет, в 2005 году.


Материал из номера: Май 2015

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.