Сердце блокады

Блокада Ленинграда – самая продолжительная и страшная осада города за всю историю человечества. Почти за 900 дней горожане перетерпели много боли и страдания, но даже в это трудное время смогли проявить мужество и самоотверженность. В январе этого года петербуржцы отмечали 70-ю годовщину освобождения Ленинграда от осады фашистской Германией. В память об этой дате мы решили пообщаться с жительницей блокадного города инженером кафедры радиотехнического вооружения Михайловской военной артиллерийской академии Галиной Петровной Ишековой.

Галина Петровна, вы пережили блокаду в Ленинграде. Какие чувства испытываете к городу?

Я безумно люблю этот город. Я прожила здесь всю свою жизнь, счастливую и долгую. Я ни за что не променяла бы его на любой другой город. Я много путешествовала, была почти во всех крупных городах бывшего Советского Союза, видела очень много красивых мест, но сердце мое принадлежит Петербургу. Кроме того, я петербурженка в пятом поколении, Санкт-Петербург – моя Родина. Здесь жили мои предки и, надеюсь, будут жить мои правнуки.

Вы помните какие-то подробности довоенного быта?

Помню, конечно. Это было прекрасное время. Жили мы на Васильевском острове. Как и все в то время, в коммунальной квартире. Папа у меня был преподаватель в Горном институте, мы часто всей семьей ездили в экспедиции. Мама работала инженером. Я была счастливым и любимым ребенком.

Каким было 22 июня 1941 года?

Когда началась война, мне было всего 11 лет. Я училась в Первой образцовой школе на 22-й линии Васильевского острова. На летние каникулы я поехала с няней в Пушгород, там и встретила весть о начале войны. Помню, что это было воскресенье. В силу возраста я не понимала, что такое война. И тем более не могла представить, какая страшная она будет.

А как вы встретили начало блокады Ленинграда?

После объявления о начале войны няня решала остаться в Пушгороде, это была ее родина. В конце августа она меня отправила вместе с женщинами в Ленинград. Дороги были перекрыты. Мы долго добирались окольными путями. В город нас не хотели пускать, но мы все-таки въехали в Ленинград. Через несколько дней учащихся собрали в школе. Было принято решение эвакуировать детей из города. Нас без родителей посадили в поезда, и мы поехали. Куда едем – никто не знал. Под станцией Бологое нас начали бомбить. Родителям отправили телеграмму на домашний адрес: «Детей не довезли, везем обратно. Встречайте!». Нас привезли на Ленинградскую-Товарную, меня встретила мама. Но не всех детей встретили родители. И не все дети приехали обратно. Жуткий плач был на вокзале. Он до сих пор у меня в ушах.

Вы провели всю блокаду в Ленинграде?

После неудачной эвакуации мама сказала, что никому меня не отдаст. А между тем детей постоянно увозили из города, только уже через Ладогу. Я пряталась под кроватью, чтобы меня не забрали. Я понимала, что смогу принести пользу городу!

Отрывок из стихотворения Галины Ишековой

Мы, женщины, прошедшие войну,
Повенчаны мы трудовою Славой.
Мужчины и Отечество, прошу
Победной поделиться с нами Славой.
Мы пережили страшную блокаду,
Не сдали город, нами он спасен.
Мы говорим: «Спасибо Ленинграду,
Что он людьми такими населен».
Из тех девятисот я помню каждый день,
Хотя потерь не счесть, но мы врага сильней.
Есть в этом тайна? Есть!
Духовность имя ей.

В войну дети могли собраться во дворе и поиграть?

да. Я работала в своей школе. Мы слушали новости, рисовали карты, обозначали на них расположение фронта, писали письма. Когда я стала постарше, начала помогать убирать трупы. Мы вместе с другими детьми ходили по квартирам и улицам родного города, убирали трупы погибших во время бомбежек и от голода людей. И конечно, святой обязанностью всех детей было тушить фугасные снаряды, которые немцы сбрасывали на город. У каждого подъезда специально для таких случаев лежала гора песка.

Галина Петровна, расскажите про жизнь вашей семьи в блокаду.

Наша жизнь кардинально изменилась. Было страшно. Папу отправили в Алма-Ату в ополчение. Он там проводил исследования, разрабатывал сырье. Мама работала инженером на Заводе подъемно-транспортного оборудования, ремонтировала танки. Мы с мамой были вдвоем в Ленинграде. Глядя на отвагу и мужество мамы, я старалась быть сильной. Однажды я заболела тифом, врачи говорили, что я не выживу. И только мамина забота и любовь смогли поставить меня на ноги.

Что было самым страшным во время блокады?

Обреченность. Я боялась, что так останется навсегда, и постоянно мечтала о другой жизни: без грохота снарядов, скрежета гусениц и шума стрельбы. И, конечно, без голода. Помню, в очередную бомбежку не успела добежать до подвала, спряталась в канаве под трупом мужчины. Было очень страшно. Не только из-за летящих снарядов, но и от осознания того, что надо мной лежит человек, мертвый человек. Возможно, именно он и спас меня.

А голод? Как выжить на «сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам»?

Сложно. Голод не тетка. Нам помогло то, что мы с мамой никогда не ели много. Поэтому голод ощущался не так остро. Но все равно есть хотелось всегда. Так как мама работала инженером, суточная норма хлеба у нее была 250 граммов. Но это все равно были крохи. Самое страшное, что к голоду прибавилось отсутствие воды. Я ходила на Неву с ведром. Зимой лед не скалывали, было очень скользко и люди падали. Потом вставали и опять падали – так и тащили воду домой. У мамы были белые валяные ботинки, которые она чистила манкой. Примерно через полгода после начала блокады мы вспомнили об этом. Какое было счастье, когда мы нашли в коробке манную крупу! Мама сварила кашу на воде, но какой же вкусной она тогда казалась!

Вы помните день прорыва блокады?

Конечно! Такое не забыть. Блокада была прорвана в январе 1943 года у Ладожского озера в районе Шлиссельбурга, что позволило немного улучшить снабжение продуктами. Полностью Ленинград был освобожден 27 января 1944 года. Я помню этот день! Всеобщее ликование, радость. Люди повыскакивали из своих домов. Все кричали, обнимались. Многие плакали. В городе по этому случаю был проведен торжественный салют.

Как вы сейчас отмечаете День Победы?

Для меня 9 Мая – великий праздник, но, бесспорно, «со слезами на глазах». Веселья и радости я в этот день не чувствую. Я всегда хожу на парад. Очень приятно, что так много молодежи приходит поздравить нас, поддержать в этот день. Это дает веру, что и правда ничто не забыто, никто не забыт.


Материал из номера: Май 2015

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.