«Мне не нужны деньги!»

Новый сезон в БКЗ «Октябрьский» 25 сентября открывается концертом Елены Ваенги. Иногда ее называют феноменом отечественной эстрады, ведь певице удается покорить довольно широкую аудиторию. Отдавая дань своим корням, Елена признается: «Для меня Санкт-Петербург – это отправная точка. Здесь все должно быть лучшим».

Лена, чем будете удивлять на грядущем концерте?

Не люблю интриговать людей. Зачем обещать, что они увидят «новую Ваенгу»? Да никогда в жизни не будет новой Ваенги. Я буду всегда такой, какая я есть. Я могу петь новые песни, стать лучше как музыкант, как артистка. Это важно для меня самой. И ничего уже не поменяется у меня в этой жизни. Хотя я человек – когда-то к счастью, когда-то к сожалению – непредсказуемый. Я сама не представляю, что будет на концерте в БКЗ, у меня еще не готов список песен. Он будет составляться сейчас на репетициях. Также уточняется состав гостей, которых я по традиции приглашаю в программу.


Моя экспрессивная, импульсивная и порой чересзчур взрывная манера общения легко узнаваема.
Я как кот: меня гладят – я урчу, меня за хвост – я кусаю.
У меня нет полутонов.
Черное – белое. Добро – зло. Все очень конкретно.

Однажды в сентябре вы пели в БКЗ почти до полуночи, дали концерт в трех отделениях. Это может повториться?

Творческий процесс трудно предсказать. Будет так, как я захочу. Когда меня, извините за выражение, перемкнуло и я сделала три отделения, директор зала Эмма Васильевна Лавринович узнала об этом за 10 минут до начала концерта. Она не успела схватить сковородку – я убежала. Но, конечно, Эмма Васильевна меня простила и сделала все так, как лучше артисту и петербургскому зрителю. В этом смысле я на нее буквально молюсь. Таких людей просто больше нет. Вот это настоящий шоу-бизнес. В любом другом зале директор бы выключил свет, выгнал поганой метлой и влупил штраф.

Поклонники многое о вашей жизни узнают из социальных сетей, странички в которых вы активно ведете. Вам это интересно?

Я не веду электронную переписку, у меня нет электронного почтового ящика. Я не пользуюсь факсами. Не потому что я принципиально против этого. Я принципиальна только в том, что мой ребенок не пользуется айфоном. Я до последнего буду упираться в этом вопросе, но этого никому не предлагаю в обязательном порядке делать. Я могу только поделиться опытом воспитания своего сына. Каждая мать сама знает, что правильно, что – нет. Кто я такая, чтобы учить взрослых женщин? Это бы мог делать Макаренко, а я – Ваенга. Так вот, возвращаясь к социальным сетям, скажу, что я никогда не была против них. У меня не было времени на это. Для меня изобилие социальных сетей ведет к определенным вещам: замене реальной жизни на виртуальную. Если ты постоянно сидишь на сайте, во «ВКонтакте», «Твиттере», «Инстаграме» или еще где-то, то вопрос такой: «Ты когда борщ-то варишь?»

Для чего вы так много работаете, гастролируете?

Ради семьи я могу отказаться даже от гонорара в миллион. Кто-то поверит, а кто-то скажет: «Ну, конечно, у нее там, в загашнике миллиард. А вот тебе бы нашу зарплату, ты бы по -другому заговорила». Но дело не в этом. Наступают в жизни моменты… И это важно, что я сейчас говорю. Я действительно дошла до такого этапа, когда задала себе вопрос: есть ли предел желаниям? Например, нужны ли мне личный самолет, яхта, виллы за границей, восьмые по счету шубы? Я вдруг увидела границу моих желаний. Сейчас объясню. Каждому человеку нужны деньги на элементарные вещи: на хороший телевизор, женщине хочется хорошие сапоги, красивое зеркало, удобный диван, гардеробную, стирать не хозяйственным мылом, а хорошим порошком. Людям нужно жилье, плюс хорошо бы иметь дачу. И что бы все там было чистенько и уютненько. Чтобы грядки стояли, чтобы парники были не дырявые. Вот это я понимаю. Это правильно и хорошо. Я желаю этого всем людям. Но подобное не всегда возможно, так как не все у нас миллионеры. Скажу о себе. Я поняла, что у меня уже есть дача, я живу в собственной квартире, которая есть уже второй год. До это я жила в съемной и там родила ребенка. У меня есть машина. Есть красивые сапоги… Я поняла, что мне ничего больше не надо. Деньги нужны мне, знаете, для чего? Для того чтобы я содержала своих родителей. Я хотела бы, чтобы они почивали на лаврах воспитания своей дочери и ни в чем не нуждались. Для меня это важнее всего.

Говорят, что счастье не купишь. У вас получается быть счастливой?

У меня великолепная личная жизнь. У меня ребенок, тьфу-тьфу-тьфу, все с ним в порядке. У меня друзья замечательные. У меня любимая работа. Я всегда говорила и еще раз повторю, что здоровье у нас и наших близких – это основополагающий фундамент нашего счастья. Мы реально уже счастливы, когда все живы и здоровы. А все остальное – это вариации на тему счастья. Знаете, у меня сейчас новогоднее настроение, поэтому я искренне пожелаю девушкам удачно выйти замуж, а мужчинам иметь хороших жен. Чтобы дети были здоровы. Чтобы родители гордились своими наследниками. Это искренне! Я верующий человек и живу в гармонии с Богом. И я счастлива. Я делюсь, я не даю советы, как быть счастливым. Тут каждый выбирает сам. Чтобы быть счастливой, я всегда буду защищать свою семью, приумножать ее, холить и лелеять. И работать. Я не старуха из сказки про Золотую Рыбку. Мне не надо быть владычицей морскою. Не хочу корыто! Хотя, наверное, в душе я все-таки немного мещанка. Признаю это. Мне нужно, чтобы в погребе стояло варенье.

Для меня изобилие социальных сетей ведет к определенным вещам: замене реальной жизни на виртуальную. Если ты постоянно сидишь на сайте, во «ВКонтакте», «Твиттере», «Инстаграме» или еще где-то, то вопрос такой: «Ты когда борщ-то варишь?»

Может ли Елена Ваенга когда-нибудь перестать быть петербургской певицей?

Никогда в жизни! Конечно, «никогда не говори никогда», но я была, есть и буду певицей из Петербурга. По рождению я мурманская, но по образованию и становлению я из Петербурга. Люди из этого города сделали из меня певицу.

О чем сейчас вам хочется петь?

Как минимум на шестьдесят процентов мой концерт будет состоять из новых песен. Еще я иногда вспоминаю не просто хорошо забытое старое, а что-то из раннего репертуара, что сейчас вновь мне самой хочется спеть. Например, в грядущем концерте будет песня, которую я три года не исполняла, а теперь опять верну в программу. Вообще же сейчас у меня изменилась музыка. Это факт. Она расширилась форматно, изменилась качественно. Это не я говорю. Это заметили музыкальные критики. Хорошо это или плохо, решает зритель. Кризис, проблемы, школа, портфели… Я не ставлю свои песни и билеты на мой концерт выше. Но сейчас я скажу одну очень важную вещь: на сцене я работаю для себя, а не ради денег. Например, сейчас мне очень близка моя песня «Леди Ди». Не буду объяснять почему. Послушайте внимательно и все сами поймете. Вопросы «Что ты значишь на этой Земле?», «Зачем?», «Почему?» я давно себе задаю. И, безусловно, по юности были моменты доказывания кому-то чего-то, завоевание Олимпа, а сейчас – нет. Я не собираюсь удерживать Олимп. Пусть он сам решит, кто на нем и сколько будет сидеть. Сейчас мне нужно время. А его всегда не хватает катастрофически. Особенно с появлением у меня три года назад ребенка. Но теперь я лучше понимаю, что должно быть главным в жизни и как требуется расставить приоритеты. К музыке и к себе у меня стало намного больше требований, намного больше претензий, намного больше желаний. Мне хочется расширить горизонты. Только не как у бизнесменов – получить новые рынки сбыта, чтобы было больше денег. Мне не надо больше денег вообще. Мне надо больше музыки. Наступил момент музыкального самокопания.

Какие-то проекты кроме музыки у вас сейчас есть? Будут ли премьеры в театре?

Нет, врать не буду, пока у меня на первом месте только музыка. У меня ведь еще есть личная жизнь, я бытом занимаюсь. Я строю дом. Поймите меня правильно, я его строю сама. Мне его не дарят. Меня не привели за ручку: дорогая, выходи за меня замуж и вот тебе дом в пятнадцать комнат. У каждого своя судьба. Моя бабушка, например, тоже сама построила дом, когда дедушка был на войне.


Я всегда говорила и еще раз повторю, что здоровье у нас и наших близких – это основополагающий фундамент нашего счастья. Мы реально уже счастливы, когда все живы и здоровы. А все остальное – это вариации на тему счастья.

А вас сын радует?

Любого человека ребенок радует. Дети – это счастье. И не мной первой это сказано. Дети – это радость, это свет, это жизнь. Они – наши маленькие ангелы. Только потом они начинают впитывать что-то извне, становятся подобием своих родителей. А не все люди хорошие, есть разные. И от осины не родятся апельсины. Мы – продолжение своих родителей. Важно, чтобы люди хотели стать лучше. Мало кто знает, например, моя прапрабабушка Ольга взяла в семью приемного ребенка-девочку, которого подкинули в церковь. От этой пробабки, которая потом родила шестнадцать16 детей, ведет историю весь мой род.

Сыну передались черты вашего характера: эмоциональность, бескомпромиссность?

Не знаю, ему ведь еще только три года. Растет упрямый маленький барашек с музыкальным вкусом. Это уже видно. Из моей музыки мальчик пока любит только песню «Нева». Ребенок слушает такую музыку, что я просто в шоке. Например, португальскую, испанскую. Просит включить Боба Марли. Ну, признаемся, папа слушает Боба Марли. Тем не менее, Ване явно нравится регги. Когда я ему ставлю песни каких-то русских артистов, он может даже заплакать. Говорит, мол, выключи! Тем не менее, слушает песни из советских мультфильмов, песни Крылатова. Тут ни одного ребенка не обманешь.


Материал из номера: Сентябрь 2015

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.